Неизвестная Рига: старинный замок у Вецаки

28. июня

Мало кто  знает, что история самого известного в черте города курортного места уходит в XIII век. Уже тогда неподалеку от Вецаки построили замок! По распоряжению епископа Альберта – основателя Риги. Замок был обителью монахов цистерианского монастыря и одновременно оборонительным сооружением. Позднее возле него и появились дома первых жителей поселка – рыбаков.


А построили замок в этих местах не случайно. Устье Даугавы тогда находилось возле Вецаки, а позднее река нашла другой выход в море – у нынешней Мангальсалы. Замок у устья позволял контролировать суда, заходящие в Ригу.


Вецакский редут

Во время военных баталий замок разрушался. Сильнее всего – в ходе шведско-польской войны, в XVII столетии. Его не стали восстанавливать: по приказу шведского короля валуны и камни пошли на строительство новой крепости, возводившейся на левом берегу Даугавы, у нового устья. А земляные оборонительные валы еще послужили в начале Северной войны. За ними занимал позиции «вецакский редут». Во время боев с саксонцами командир докладывал начальству о плохих условиях – нет провианта, дров.

Вецакские дюны
Фото: no autora kolekcijas


Хутор Сканстниеки

Сегодня о былых сражениях напоминает земляной вал, сохранившийся на улице Айру, 79 а. За валом – хутор «Сканстниеки» (в переводе с латышского – «оборонительные укрепления»). В советское время одно из помещений занимал музей рыболовецкого колхоза «9 Мая». Он работал до конца 1990-х, правда уже  под иным названием – Вецдаугавский краеведческий и рыболовный музей.

Фото: Ekrānšāviņš no Google maps

Приветливая хозяйка «Сканстниеков» рассказала, что хутор стоит прямо на месте замка. В 1920-е  здесь проводились археологические раскопки, только потом разрешили строиться. В детстве она сама находила в земле старинные монеты, амуницию.


Первые жители Вецаки

По соседству с замком и выросли первые дома жителей Вецаки – в 17-м столетии. На рисунке 1797 года, выполненном известным рижским краеведом Иоганом Кристофом Бротце, видны окрестности рыбацкого поселка. «В Вецаки – 7 рыбацких  хижин» – писал Бротце.

Вецаки далеких лет
Фото: no autora kolekcijas


Старые крючки

Название «Вецаки» тоже связано с рекой. Тот, кто не в курсе, переводит с латышского, как «родители». Но этимология не имеет к ним отношения. Старица Даугавы напоминала по форме крючок, отсюда и название – "vecie aķi" – "старые крючки". Есть и другая версия – от угро-финского «aken». В переводе – «окно», «место впадения реки».


Основатель курорта

Основатель курорта Вецаки промышленник Август Домбровский.
Фото: no autora kolekcijas

К концу XIX столетия население Риги стремительно растет, а мест для отдыха вокруг не так много. На Рижском взморье яблоку негде упасть, а хочется  покоя, идиллии, романтики. Все это и нашел на побережье будущего курорта латышский промышленник и меценат Август Домбровскис. Он жил неподалеку – в Вецмилгрависе – и в 1897 году устроил в Вецаки экскурсию. Пригласил знакомых, коммерсантов – Андриса Домбровскиса, Яниса Каупиньша. Компаньонам тоже понравилось. Вецакский лес в то пору принадлежал  российскому правительству и за разрешением Домбровскис обратился  в Петербург – к министру сельского хозяйства. Ответ пришел на следующий год. В 1898-м на новом курорте поднимается 30 дач. На первых порах землю под строительство сдавали в аренду – от 10 до 99 лет.


Первый дачник

«Купальня Wechaken по-русски называется Вецакъ, – читаем в адресной книге А.Рихтера за 1909 год. – Находится  на земле Магнусгофского лесничества в 5 верстах к северу от Мюльграбена (Вецмилгравис) и одной версты на восток от нынешнего впадения Западной Двины в море…13 октября 1898 года было получено разрешение на открытие здесь купальни. Первую дачу построил рижский зубной врач М.Вестархаген. В 1908 году в Вецакене насчитывалось два каменных здания и 26 деревянных, в которых летом отдыхало 300 гостей…»

Путеводитель 1910 года «По Риге и окрестностям» под редакцией Петра Руцкого пишет: « В последнее время заметно стала развиваться новая дачная местность «Вецакен» на Магнусгофском взморье, расположенная верстах в 15 от города Риги, по правой стороне Западной Двины, при устье так называемой Старой Двины; выстроено уже довольно много хороших и красивых дач; имеется три пансиона и телефон… Местность сухая, здоровая; сосновый лес; высокие дюны. Удобное сообщение с городом на пароходе (почти ежечасно)…»


«Нуждающимся в отдыхе и спокойствии»

О том, как жил дореволюционный курорт, свидетельствуют и объявления в дореволюционных газетах. «Рижская мысль», выходившая на русском, 8 июня 1911 года на первой полосе публикует неброскую рекламу: «Вецакен – нуждающимся в отдыхе и спокойствии весьма рекомендуется». В летних номерах за 1912 год – расписание пароходиков, идущих  в Вецаки. «Пароходы отправляются из Риги по будням в 5:00, 7:00, 8:00, 9:00, 11:00 утра, в 1:30, 3:00, 4:00, 5:30, 7:00, 8:00 вечера, по воскресеньям ежечасно с 8 часов утра до 9 часов вечера».  Приглашают отдыхающих и пансионы. «Вилла «Вальдфриден», Вецакен, купальное место Магнусгоф, 4 минуты от моря, – читаем в номере за 16 июня 1912 года. – Лесной парк, хороший уход при умеренных ценах, теплые морские ванны».


Нудисты далеких времен

Место малолюдное, поэтому многие купаются голышом. Городские власти вынуждены даже принять специальные правила. «В Магнусгофе согласно новым обязательным постановлениям купанье с берега в районе казенной дачной местности разрешается лицам обоего пола во всякое время, но лишь в купальных костюмах», – информирует «Рижская мысль» в разделе «Городская хроника».


И пансион «Северный полюс»

Пансион «Северный полюс»
Фото: no autora kolekcijas

К 1914 году в Вец-Акене насчитывалось свыше 100 дач. Открывающимся пансионам давали звучные названия – «Вила Мария», «Северный полюс», «Лесной покой». На одной из старинных открыток – уже известный нам пансион «Вальдфриден» («Лесной покой»). Элегантное двухэтажное деревянное строение с башенкой, верандой, в стиле юрмальских. На крыше единственная труба – над кухней. Лишнее свидетельство, что комнаты не отапливались и жили тут только летом. Как, впрочем, и на всех остальных дачах. Курорт уже тогда вполне мог стать зимним – было, где  погулять, покататься на лыжах, коньках. Одна незадача – сложно попасть. На Рижское взморье давно бегали  поезда, а сюда еще тащились пароходики. До открытия железнодорожного сообщения оставалось почти два десятилетия. И зимой поселок фактически оказывался отрезанным от Риги – добраться до города можно было только по льду Даугавы.