Улица Авоту - рижский Арбат

11. июля, 2016

Если бы мне нужно было снимать фильм о Риге 1920–1930-х годов, то для натурных съемок я выбрал бы улицу Авоту. Она мало изменилась с  довоенных времен, и на фасадах домов до сих пор можно увидеть следы старинной рекламы.


Впервые на городских картах улица появляется в 1810 году. По-русски она называлась Ключевая − от родников, которые били  в районе нынешних Авоту и Лачплеша. Начало Ключевая брала от нынешней Лачплеша и лишь в 1885-м к ней присоединили отрезок до Марияс – тогдашнюю Большую Ямскую.

Здесь жили Райкин и Мандельштам

Деревянные дома первых жителей Авоту уцелели и сегодня.  Шутка ли – дом на Авоту, 15, стоит с 1876 года,  Авоту, 57, – с  1882 года,  Авоту, 23, – с 1885 года!  На рубеже веков  поднимаются доходные дома из кирпича. В одном из них, на Авоту, 4, в бывшем доме Алексеева, в 1911 году родился Аркадий Исаакович Райкин. Отец будущего артиста был бракером по лесозаготовкам. Семейная история гласит, что отец, увидев, как сын после посещения цирка кривляется перед зеркалом, воскликнул: «Быть клоуном?! Еврею! Никогда!» − и даже выпорол мальчика. Однако тот не стал ни юристом, ни врачом, ни скрипачом, как  об этом мечтал папа.  

Летом 1917-го, когда немцы подошли к городу, Райкины оставили Ригу.

Мемориальная доска на доме, где родился Аркадий Райкин.
Фото: no autora kolekcijas

На Авоту, 6, в детстве бывал и тончайший поэт Серебряного века Всеволод Эмильевич Мандельштам. Тот самый, который в 1938 году не побоялся написать: «Мы живем, под собою не чуя страны…»

До революции в Риге жили его бабушка с дедушкой. Дед Бениамин Зунделович занимался сортировкой кож. В рижской адресной книге о нем в последний раз упоминается  в 1909 году. После его смерти бабушка Осипа Давидовича  переехала к родным в Петербург.  Писатель Георгий Иванов так писал о ней в воспоминаниях:  «Девяностолетняя высохшая бабушка, с тройными очками на носу, сгорбленная над Библией: высчитывает сроки пришествия Мессии...»

Церковь Св. Павла в конце улицы Авоту − начале Яня Асара в 1930-е годы.
Фото: no autora kolekcijas

Спальный район разночинцев

Но – вернемся к Авоту. В начале ХХ века это был по тогдашним меркам  крупный «спальный район» − не случайно в 1901 году одну из линий первого электрического трамвая пустили по ней. «Кольцо» было на улице  Эрглю – нынешней Яня Асара. Трамвай  бегал  до середины 1960-х, а потом его сменил троллейбус, здравствующий и поныне.

Как и соседняя Марияс, Авоту во все времена была разночинной улицей. До революции селились здесь рабочие, ремесленники, мелкие торговцы. Конечно, были свои  «мильонеры» − владельцы доходных домов,  небольших фабричек.  Но «высшая рижская аристократия» − банкиры, крупные заводчики − была «прописана» на бульварах и даже заезжать сюда считала ниже своего достоинства. Национальный состав «авотцев» был интернационален.  Например, четыре двухэтажных деревянных дома на Авоту, 12 − 18, до конца 1930-х принадлежали Гусевым, чьи предки еще в начале XIX века были среди основателей Гостиного двора, в доме номер 60 находилась  конфетная фабрика  еврея Левенсона, а на другой стороне улицы – под литерой 63 – мебельное предприятие латыша Тенисонса.

Улица красных фонарей

Ключевая, а позже Авоту, нередко фигурировала в криминальных сводках.   В 1911-м  домовладельцы даже обратились в городскую управу с просьбой сменить название  −  у многих оно, дескать,  вызывает ассоциации с публичными домами, которые здесь на каждом шагу. «Неприятный факт, связанный с этим, забудется быстрее, чем жители привыкнут к новому названию», −  ответили в управе.

«Неприятный факт» не забылся.  Как писал в 1928 году журналист Бубулис, «так же как в древности все дороги вели в Рим, в Риге после полуночи все дороги ведут на улицу Авоту. Уже в самом начале улицы дежурят десятки молодых особ, которые тащат прохожих в свой «магазин»».   И хотя  официально «дома радости» в стране были под запретом, на Авоту   полиция смотрела на них сквозь пальцы.

Кольцо 4-го трамвая в створе улиц  Пернавас и Яня Асара в 1965 году.
Фото: no autora kolekcijas

Кафе, фабрики, мастерские, пекарни…

И все же в памяти старых рижан эта улица запомнилась не «домами  радости».  Каких только магазинчиков, кафеюшек, мастерских и фабричек не было здесь до войны! На Авоту, 19, – магазин фотопринадлежностей братьев Белио, на Авоту,  20, − кондитерская-хлебопекарня  Кюзе, на Авоту, 23, − кофейный ресторан Берзиня, на Авоту, 30, − ликерная фабрика Бергбома. Был и кинотеатр − «Ориентс», на Авоту, 66. Улица имела и массу архитектурных достоинств. Большинство домов − проекты известных  архитекторов:  Лаубе, Фелско, Пекшена, Мандельштама... Многие рижане наверняка обращали внимание на дом по Авоту, 7, по проекту Лаубе. На фасаде надпись Vita brevis, ars longa («Жизнь коротка, искусство вечно»).  Но мне, честно признаюсь, милее  деревянные домики. Один из них, с  симпатичной башенкой,  на перекрестке Авоту и Лиенес (Авоту, 75), построен в 1900-м Константином Пекшеном.

До войны там работало несколько магазинов − фруктовых вод, продуктовый, цветочный. А в 1960-е  – всего один,  молочный.  И я его отлично помню.  Мы жили неподалеку – на улице Плявас. В памяти остались ломовые извозчики, которые на лошадях везли из магазина  ящики с тарой из-под молочных бутылок. Рядом на  улице Мурниеку, в подвале, располагался склад пустой молочной тары.  А на Авоту жили мои друзья и одноклассники. В доме, где до войны была киношка «Ориентс», тогда находился спортзал «Трудовых резервов»,  в котором мы занимались легкой атлетикой у тренера Носковой. А в кино  ходили дальше –  в «21. юлийс», на Авоту и Гертрудес. Были киношки и на Суворова – «Блазма»,  и на Таллинас – «Гайсма».

 …Старинные дома − деревянные и каменные,  с длинными  проходными дворами,  я помню как сегодня.  Проезжая  мимо,  часто заглядываю в  знакомые окна. Знаю, что там уже давно живут другие люди.  Мои одноклассники разъехались по всему миру. А  Авоту навсегда осталась «моим рижским Арбатом». Тем самым, о котором Булат Окуджава писал: «Ты мое отечество, Никогда до конца Не пройти тебя!»

Илья Дименштейн